Почему Лукашенко проигнорировал празднование 1025-летия Крещения Руси?

29 июля 2013, Сергей Шиптенко

Отсутствие Александра Лукашенко на мероприятиях, посвященных 1025-летию Крещения Руси, очевидно, вызывает ряд вопросов. Главный из них, на наш взгляд: чего и от кого добивается руководитель постсоветской республики этим демаршем?

Очевидно, в Администрации президента Белоруссии и ряде аналитических структур, её обслуживающих, просчитали последствия данного шага. Даже не-эксперты не могут не заметить, что отказ от участия в международных торжествах ставит Лукашенко в неудобное положение перед православной общественностью Белоруссии, а его заявления 26 июля в Минске о целесообразности преобразований в православной церкви выглядят откровенно скандально.

Стоит, однако, отметить, что сам Лукашенко, некогда заявивший о своей самоидентификации как "православный атеист", никогда не усердствовал в демонстрации напускной религиозности. Более того: он неоднократно критиковал своих подчинённых-"перевёртышей", вчера декларировавших твёрдость убеждений марксистов-ленинцев, а сегодня выстроившихся со свечками в храмах и по особой очереди припадающих к завозимым в Белоруссию мощам. Отказавшись от поездки в Киев, Лукашенко нисколько не изменил своим идейным убеждениям.

Руководитель постсоветской республики, избранный первым её президентом в 1994 году и с тех пор бессменно и единолично руководящий ею, сконцентрировал в своих руках не только всю полноту власти, но также и всю полноту ответственности. В странах с иными политическими режимами политики такого уровня, даже если им лично неприятно общение с коллегами или присутствие на каких-либо мероприятиях, вынужденно исполняют свой долг. Так было, к примеру, в период формирования Евросоюза: приезжали, натягивали улыбки, демонстративно жали руки и подписывали документы.

Однако на постсоветском пространстве господствуют другие типы политической культуры. Например, руководитель типа Ислама Каримова вполне может позволить себе не посещать мероприятия, равные по значению тем, которые проходят сейчас в Киеве. Отсутствие такого политика на подобных мероприятиях можно объяснить лишь двумя причинами: либо не пригласили, либо суверен принял иное решение, стремясь продемонстрировать некий жест. Стоит отметить также, что о предстоящем визите в Киев пресс-служба президента Белоруссии накануне не сообщала. Непубличность белорусской политики давно стала нормой, к внезапным дальним рейсам некогда принадлежавшего Туркменбаши "Боинга" белорусские обыватели привыкли. Впрочем, как и к невылетам борта №1.

Стоит обратить внимание на то, чем был занят Лукашенко в Минске, пока в Киеве проходили торжественные мероприятия, посвященные 1025-летия Крещения Руси. Госагитпроп Белоруссии старательно пытался привлечь внимание к его неучастию в киевских торжествах 26-28 июля. Обсуждалась версия о том, что Лукашенко отсутствует в Киеве потому, что его якобы "не так пригласили". Непонятно, как могли в Администрации президента Украины "не так" пригласить руководителя соседней республики, относительно недавно демонстрировавшего в Киеве теплоту чувств к Виктору Януковичу. По всей видимости, дело не в несоблюдении протокола или подтексте официального приглашения. По состоянию на 26 июля МИД Украины не располагал информацией о подтверждении официальным Минском участия Александра Лукашенко в киевских торжествах.

Обсуждалась также версия о том, что Лукашенко не желает что-либо обсуждать с другими участниками киевских мероприятий. Среди таковых, помимо иерархов православных церквей, были заявлены президенты России Владимир Путин, Сербии - Томислав Николич и Молдавии - Николае Тимофти. Очевидно, у Лукашенко была прекрасная возможность встретиться с первыми лицами православных стран, до киевских мероприятий темы для обсуждения были. Также очевидно и то, что Лукашенко было, что сказать иерархам православного мира.

Отказавшись от поездки в Киев, Александр Лукашенко 26 июля в Минске сделал ряд заявлений на тему "реформирования православия". Вовсе не случайно эти заявления были сделаны именно в это время, именно в Минске, именно им и именно в таком формате. Эти заявления не были спонтанными, неким экспромтом: просто так "президентский пул" журналистов не собирается, а если собирается, то заранее оговариваются вопросы и даже то, как должны выглядеть опубликованные ответы. В первые годы своего президентства Лукашенко мог "выйти в народ" и сказать всё, что думает, но с тех пор прошло почти 20 лет и методы информационной работы существенно изменились.

Заявления Лукашенко на тему "реформирования православия" были ориентированы на белорусских обывателей. Лукашенко - не воцерковлённый человек, едва ли он хорошо знает историю церкви, и, очевидно, он не является экспертом ни в вопросах христианской догматики, ни в сфере культовой практики. Не случайно православную церковь называют "ортодоксальной": за почти 2 тысячи лет она сохранила те формы обрядовости, архитектуры и т.д., которые "околоправославному" обывателю кажутся излишне сложными, непонятными и неприемлемыми. Безусловно, каждый человек имеет право на личное мнение, однако стоит снова обратить внимание на следующие обстоятельства: кто, когда, где и в какой форме озвучил это мнение. Тогда может стать понятно, какова цель такого шага.

Судя по реакции в самой Белоруссии и за рубежом, Лукашенко был услышан, на его отсутствие в Киеве на праздновании 1025-летия Крещения Руси снова обратили внимание. Нагнетание локальной интриги удалось. Скандальные заявления Лукашенко будут некоторое время обсуждаться в Белоруссии, в Московским патриархате, но едва ли будут иметь те же последствия, что и публикация тезисов Мартином Лютером. Очевидно: ни патриарх Кирилл, ни митрополит Филарет не бросятся сокращать срок литургии до комсомольской "пятиминутки" и даже не подумают отменять проповедь. Сколько было инициаторов подобных рационализаторских предложений, программ "обновления" и т.п. - Бог весть, история не сохранила всех имён.

До заявлений 26 июля в протестантском духе Лукашенко предпринимал попытки устроить встречу в Белоруссии руководителей православной и католической церквей. Неоднократные приглашения посетить каноническую территорию РПЦ получали и Бенедикт XVI, и Франциск I. Несомненно, в Администрации президента Белоруссии прекрасно осознавали, как Московский патриархат воспримет такой визит, но делали вид, что данный вопрос относится к исключительной компетенции одного постсоветского суверена. Еще одна особенность ситуации заключается в том, что Ватикан не спешит без повода обострять отношения с РПЦ.

Рассуждая на тему реформирования православной церкви, Лукашенко не забыл о сюрпризе для католической церкви: по его словам, некий сотрудник спецслужб РБ передавал за рубеж через "представителей католической церкви" (посольства Ватикана?) некие секреты. Даже если всё так и было на самом деле, возникает закономерный вопрос: зачем об этом публично заявлять именно сейчас и не через пресс-службу КГБ? По всей видимости, в Минске решили таким образом напомнить РКЦ о взаимной полезности сотрудничества и нежелательности осложнения отношений. Учитывая специфику "шпионских дел" последних лет, стоит подождать иных времён, чтобы по рассекреченным материалам убедиться: да, всё так и было на самом деле, это не история типа "жлобинского шахида". Также не стоит надеяться, что после обвинения в пособничестве шпионажу у Ватикана не останется более важных дел, кроме как добиваться снятия санкций с официального Минска и лоббировать его интересы в дальнейшем на Западе.

После торжеств в Киеве празднование 1025-летия Крещения Руси будет продолжено в Минске. Отказ Лукашенко прибыть в Киев - центр Древнерусского государства (Киевской Руси), где состоялось историческое событие, давшее название нынешнему празднику, указывает на очередную попытку заявить о Минске как о центре, равном Киеву и Москве. Киев - "мать городов русских" и Москва как центр православия, "столица РПЦ" - равны Минску? На первый взгляд, такая постановка вопроса выглядит откровенно бредовой, но только для тех, кто не понимает, во что превратили Белоруссию "литвинствующие колхозные неошляхтичи" - особый тип политических деятелей, порождённых неоправданно затянувшимся периодом постмодерна.

Понимая международное значение 1025-летия Крещения Руси, чиновниками Белоруссии был создан оргкомитет по организации и проведению памятных мероприятий под председательством зампреда Совмина Анатолия Тозика. Он же возглавлял в 2012 году оргкомитет по празднованию юбилея "войны 1812 года" - в итоге из белорусской официальной историографии исчез термин "Отечественная война 1812 года". В этом году он же возглавлял оргкомитет по проведению "Славянского базара в Витебске" - в итоге исчез "День России", пользовавшийся большой популярностью, на фоне которого "День Белоруссии" выглядел, мягко говоря, бледно.

Будучи главой республиканского оргкомитета, Тозик принял непосредственное участие в подготовке международной научной конференции "Крещение Руси в судьбах Белоруссии, России и Украины: выбор цивилизационного пути" (6-7 июня 2013 г., г.Минск). В результате в итоговом документе мероприятия чудесным образом не оказалось решения её участников, единогласно одобривших учреждение в Белоруссии нового национального праздника - Дня Крещения Руси. Оргкомитет конференции формировался структурой Тозика и Белорусским экзархатом РПЦ. И в этом случае можно предположить, что Тозик не причём, как и еще один ключевой и непосредственный участник данной конференции - уполномоченный по делам религий и национальностей Белоруссии Леонид Гуляко (госструктура подчинена Лукашенко и проводит в жизнь распоряжения Администрации президента).

Исчезновение из резолюции конференции не только решения её участников об учреждении нового белорусского праздника, но даже упоминания о самом факте обсуждения данного вопроса (вынесенного на голосование на пленарном заседании и единодушно одобренного при отсутствии противников), накануне визита в Минск главы РПЦ патриарха Кирилла, накануне международных мероприятий в Москве, Киеве и Минске - такое событие не могло остаться незамеченным. "Крайним" в истории таинственного исчезновения из итоговых документов конференции инициативы об учреждении праздника сделали Белорусский экзархат РПЦ, а персонально - владыку Вениамина: якобы именно в экзархат был передан проект документа, отвечал за его редактирование Вениамин, но в итоге документ был опубликован в том виде, в котором и представлен на сайте экзархата. Судя по комментариям организаторов конференции, опубликованным ИА REGNUM, именно в Белорусском экзархате "затерялась" вполне светская инициатива, озвученная белорусским учёным, доктором философских наук Львом Криштаповичем. Такое положение дел, очевидно, сказалось на репутации БПЦ.

Представители прозападной оппозиции в Белоруссии неустанно муссируют тезис о "московском православии" как инструменте имперской политики Кремля. Не удивительно, что многие из них декларируют приверженность католицизму, униатству и протестантизму. На самом деле большую угрозу белорусскому обществу представляет не мнимая "московскость" православия или "римскость" католицизма, а тотальная деградация, бездуховность, подмена традиционных ценностей суевериями и нелепыми политическими мифами.

Отказ от общерусского православного наследия, попытки "обелорусить" польских, литовских, еврейских деятелей культуры, науки, искусства закономерно привели к господству контркультурного кича. Сложилась отнюдь не уникальная ситуация для лимитрофного постсоветского образования, где власти и значительная часть их оппонентов совместно участвуют в уничтожении всего русского и православного, в конструировании на антагонистичной основе новой национальной идентичности. При этом что-то используется из опыта насильственной большевистской "белорусизации" начала XX века, а что-то - из политтехнологий XXI века. Православная церковь акторам данного процесса представляется слишком "ортодоксальной", слишком "русской", слишком "православной". Такое "нереформированное" православие совсем не вписывается ни в планы властей, посматривающих на Белорусский экзархат как на придаток бюрократической машины, ни в планы прозападной оппозиции, рассматривающей БПЦ как эффективный инструмент реализации своих планов.

Демонстративное отсутствие Александра Лукашенко в Киеве на праздновании 1025-летия Крещения Руси, как и его заявления о необходимости "реформирования" православной церкви, говорит о том, что патриарх Кирилл не может больше уклоняться от принципиального решения "белорусского вопроса". По большому счёту, реагировать на действия белорусского политика должен даже не столько патриарх Кирилл персонально, или патриарший экзарх Филарет персонально по благословению патриарха, а православные Белой Руси, Белорусский экзархат Русской православной церкви. Именно перед ними в первую очередь поставлено два принципиальных вопроса: правильно ли поступил в конкретной ситуации их светский руководитель, и есть ли резон в его рассуждениях о необходимости кое-что подправить в теле Христовом. 

 

 

ИА REGNUM




27 августа 2014
26 августа 2014
22 августа 2014
15 августа 2014
5 августа 2014
16 июля 2014
12 июля 2014
9 июля 2014
3 июля 2014